Мистика Кёнигсберга

Хроника Генриха Латвийского
(продолжение)


Знамя мира

Война 1812 года в Латвии
(окончание)


Загадки готики

Манипуляция сознанием,
как ей противостоять

Колонна Победы
Уникальный видеосериал, составленный из лучших, самых интересных и содержательных сюжетов телепрограммы "Klio"...

Подробнее

Знамя мира

Кристалломант в своем хрустальном шаре видит, говорят, всю сущность любой жизни.

Н.К.Рерих, Святая покровительница. Рерих видит вьющееся в пустынях Азии сердце мира через искусство. Никогда еще в мире в такой степени искусство не входило в решение проблем о культуре. На эту роль претендовала наука, политика, даже революция, сила, но не искусство.

Искусством своим Рерих решает величайшую проблему.

В чем же заключается эта проблема.

Отдельная личность — временна и потому — конечна; род движет свои веления, повелевает личности, эти веления глухи, неясны, но сильны. А мир объединяет и личность и род, все поглощая в своем великом, неясном универсализме.

Привязанные к конечным земным вещам, мыслящие ограниченно — протяженными образами (ведь даже в логике не употребляем пространственные образы, как-то: "фигуры" силлогизма, "объемы" и "распределение понятий").

Мы не можем мыслить объединения, пределы коего в бесконечности. А стало быть, мы не можем и постичь такого объединения.

Только искусство выводит нас из этого замкнутого круга нашего существования, только оно дает нам крылья, отрывает нас от силы этого земного притяжения, а также и от границ пространственно-временных, показывая бескрайние, невыразимые словами перспективы.

Россия первая из всего мира сознала это объединительное значение искусства. Все взлеты, все падения своей изумительной судьбы, все ее чаяния, предчувствия ее души, ее пророческие вздохновения черпала она из искусства.

Быть может от этого ее судьба тяжелее, нежели она могла быть; если бы оне оперты были на твердые и незыблемые понятия, наша страна не знала бы таких испытаний, которые она узнала. Но судьбы мира неисповедимы.

XIX век дал России ряд гениальных мастеров во всех областях искусства, двинувших ее по пути неограничительного самопознания.

И это устремление русского народного духа через, искусство идет к провозглашению идеи человечества. Наши художники, поэты, литераторы, романисты, решили эту проблему не так, как ее решал Запад.

Там, на Западе, объединение великое мыслилось через огранку, через формовку отдельной выкованной в праве личности. В его постановке и формулировке превалирует значение организации.

Русский метод обвинительного действа не таков. Он основан на едином порыве, взлете, зове всех к объединению, к всеобщности, в которой должна сохраниться вся пестрота, многообразие человеческих выявлений.

Эта идея — идея Вселенности. Данная через искусство в своей ослепительной эстетической и моральной наглядности, избавленная от механического мышления в понятиях, заводящего в тупики конечного, эта идея совершенно, неотразимо бесспорна.

И Рерих означает своей деятельностью в сущности начало совершенно новой эпохи в жизни человечества.

До него понятие культуры — строили экономисты, свойственным им научным методом. Его строили философы, со всеми разнообразими подхода к нему. Его наконец строили историки, трактовавшие его то как эсхатолоческие, последние цели человечества, то как "выводы" из наблюдаемых фактов.

И всем нам известно, какое разноречие являлось, именно вследствие такого подхода к этому предмету нашего знания. Всякий трактовал проблему культуры по своему. У всех она носила разные определения. А дело не в определениях, а в наглядных созерцаниях.

Ведь из сухого "понятия", положим "всесовершенства", никакие удастся "вывинтить" всю красоту Божьего мира, всю его радость, всю его скорбь, все его безобразие и хаос, наравне с его космосом, красотою. Высшие отвлеченные понятия Спинозы потому только и жизненны, что они полны созерцания и внутреннего пафоса.

Красота, стремление к красоте, вот что несомненно, что бесспорно. Красота ясна, она признается всеми народами; даже национальные, т.е., изолированные красоты одного народа принимаются другим народом совершенно без всякого давления и без всякого сопротивления.

Не слышно было что-то войн из-за "наследства красоты". Что оставили после себя бесспорно такие народы, исчезнувшие на нашей памяти, как Рим, Эллада, Византия, — кроме красоты? И что так действенно, бессмертно, бесспорно, трогательно, как эти античные формы, где-нибудь на площади провинциального русского городка Николаевских времен.

И недаром пророчески сказано было Федором Михайловичем Достоевским: — "Красота спасет мир".

Несите в мир красоту, показывайте ее во всех ее видах, воспитывайте в ней новые поколения, и многое, очень многое, исполнится.

Красота берется здесь в формальном значении. Наполните ее каким угодно подлинным содержанием.

И Рерих, как мы видели, своими трудами стремится к этому. Он ищет красоту во всех временах, у всех народов. Своими выступлениями он несет красоту к массам. Он пропагандирует ее во всех кругах, с которыми он только соприкасается.

И в селе Талашкине и в Императорском Обществе Поощрения Художеств — он — педагог, он — руководитель, он сеет посевы Красоты.

— Красота спасет мир, а спасение мира и есть — Добро.

Громадные задачи. Бесконечные перспективы. Колоссальные идеи, оплодотворяющие будущее. Новые пути человеческого совершенствования. Идеи тонкие, как паутина, но идеи более крепкие, нежели железо и сталь.

Великую песнь запевает полным голосом Рерих и голос его звучит на весь мир. Это — песня о Культуре, песня, в дни современных кризисов и разрывов, показывающая человечеству новые пути.

Но мало одних песен для Рериха; он русский, значит он идеалистичен и практичен, значит он не смотрит на идею, как на "заданную", он жаждет ее практического воплощения. Как же можно вести это дело практически?

И Рерих мудро и осторожно утверждает первый путь к этому — прежде всего нужно охранять уже раз созданную, стало быть явившуюся в мир красоту.

Дело в том, что человечество не только строит; в большей степени оно и разрушает. Войны, эти настоящие бедствия, ураганы человеческой ненависти, истребляют, уничтожают нажитое столь большими трудами. В Мировой войне погиб Реймский собор, погибла библиотека Лувенского университета, погибли невознаградимые сокровища, научные и художественные. А русская революция — сколько сокровищ она погубила! Эти расплавленные на драгоценный металл еще более драгоценные образцы древнего творчества, в которых выразились извечные стремления человеческой души к красоте, эти разрушенные памятники, эти простреленные башни Кремля со сбитыми византийскими орлами.

Конечно, было бы просто пустым мечтанием думать, что как-нибудь можно предотвратить эти войны, как и избавить человечество от революций.

Еще много надо пройти человечеству по пути просвещения, чтобы избыть от этих страшных навыков — делать военные статьи своего бюджета крупнее статей по просвещению.

И Рерих выдвигает проект международного договора, по которому принявшие его разные страны должны принимать все зависящие от них меры, дабы в разные случаи войны и прочих событий памятники искусства и науки щадились бы так, как это только возможно.

— Высокие договаривающиеся стороны, читаем мы в проекте этого договора, те, чьи высшие обязанности налагают на них священный долг содействовать моральному благосостоянию своих наций и успеху Наук и Искусства.

— Те, чьи учреждения предназначенные образованию юношества, Искусствам и Наукам, составляют общественное сокровище всех наций мира.

— Припоминая идеи, вдохновленные мудрым и великодушным предвидением, которое провело Высокие Договаривающиеся стороны к учреждению Женевской конвенции 22 Августа 1864 года, об улучшении участи раненых (Красный Крест).

— Главный акт Конференции в Берлине, в Феврале 1889 года, который дает право на особое покровительство, оказываемое научным экспедициям.

— И другие решили заключить торжественный договор для улучшения охраны, принятой на себя во всех цивилизованных странах, учреждений и Миссий, предназначенных Наукам и Искусствам и художественным и научным коллекциям.

И назначенные для этой цели уполномоченные, которые предъявили один другому все их полномочия в надлежащем виде и пришли к следующему:

Статья I

Образовательные, художественные и научные учреждения, художественные и научные миссии, персонал и имущество и коллекции таких Учреждений и Миссий, будут считаться нейтральными под покровительством и как таковые будут уважаемы воюющими.

Покровительство и уважение в отношении вышеназванных Учреждений и Миссий во всех местах будут подчинены верховной власти Высоких Договаривающихся Сторон без всякого различия от государственной принадлежности какого-либо отдельного учреждения или миссии.


Статья II

Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон имеет представить в регистратуру Постоянного Суда Международного Правосудия в Гааге, в Международный Институт Интеллектуальной Кооперации в Париже, или в Образовательный Департамент Bсe-Американского Союза в г. Вашингтоне, по выбору, — список Учреждений, Коллекций и Миссий, общественных или частных, которые желательно поставить под особенное покровительство, оказываемое настоящим договором.

Учреждения, Коллекции или Миссии могут, таким образом, выставить отличительный флаг свой (красная окружность на белом фоне, с тремя кругами в середине), который даст право на особенное покровительство и уважение со стороны воюющих государств и народов Высоких Договаривающихся Сторон.

Вышеназванные учреждения, однако, Коллекции и Миссии перестанут пользоваться своими привиллегиями нейтралитета, в том случае, если они использованы для военных целей.


Статья III

В случае какого-либо акта, совершенного против защиты и уважения к этим учреждениям, как постановлено в настоящем договоре, потерпевшие имеют право аппелировать через посредничество своего государства в Международное Учреждение, где оно было зарегистрировано. Это Международное Учреждение имеет передать свой протест к сведению всех Высоких Сторон, которые могут решить созвать Международный Комитет Судебного Следствия по этому делу. Приговоры такого Комитета будут опубликованы.


Таково в общих и подлинных словах содержание этого замечательного документа, задуманного тридцать два года тому назад в России и выдвинутого по мысли Н.К.Рериха "Музеем Рериха" в Нью-Йорке, в 1931 году.

Но этот документ — ничто, пока он не подписан, и представляет из себя огромную значительность, когда эти подписи в нем поставлены.

— Чьи подписи?

Как уже сказано, под ним должны быть подписи всех цивилизованных стран мира. Всех, где чтут науки и искусства, и признают их общечеловеческий, всем нужный характер.

И начинается огромная работа Рериховских организаций, различных обществ имени Рериха — по воплощению в жизнь этого договора.

Начинаются призывы — утвердить, так сказать, "флаг Красного Креста" не только для людей, не участвующих уже непосредственно в войне, за ранением, болезнью и т. д., а для результатов творчества этих людей. "Война пройдет, а искусство останется" — вот формула, которая передает всю правильность этого документа. Так нечего же временным наносить ущерб безвременному.

Это дело Рерих, опять-таки соединенное с его практицизмом, строится, растет, расширяется. Оно, собственно, создано не впервые — в 1901 году. Уже в 1902 году, после поездки по России — Рерих сделал сообщение в Обществе Русских Архитекторов, указывая, насколько такое объединенное охранение памятников необходимо для русской Культуры.

Затем, во время Великой Войны, академик Рерих делает об этом же личный доклад покойному Государю Императору Николаю II-му, а также и Верховному Главнокомандующему, Великому Князю Николаю Николаевичу.

Эти доклады были выслушаны с большим вниманием, но известные события помешали воплотить их в жизнь.

С 1929 года, с возвращением из экспедиции по Азии, Рерихом вновь разрабатываются эти же мысли.

Для этого уже имеются большие возможности, в виде Обществ Рериха, раскиданных по всему миру.

Список этих Обществ, в последнее время, обнимает уже 87 названий, в 24 государствах. Собираются две международных конференции по вопросу проектируемого договора об охране культурных ценностей; две эти конференции собираются сперва в Бельгии, а затем третья в 1933 году в Вашингтоне — в Америке.

После этих конференций началась эра систематического ратифицирования разными государствами этого договора.

В целом ряде стран, как-то: в Америке, в Японии, во Франции, в Бельгии, в Латвии белое знамя трех красных кругов в одном, этого символа объединения в разности, поднимается над некоторыми обществами и учебными учреждениями.

Затем последовал целый ряд ратификаций отдельных стран этого "пакта Рериха", как его принято называть.

В настоящее время этот документ признан рядом государств — Панама, Гондурас, Эквадор, Чили, Уругвай, Гватемала, Перу, Бразилия и др.

15 Апреля 1935 года принесло большое торжество друзьям, толпящимся у этого знамени Культуры. Президент С. А. С. Ш. Рузвельт подписал и скрепил этот документ от имени Америки, утвердив, таким образом, участие в нем, в охране культурных ценностей — Великой Заокеанской Республики. Несомненно, что впереди идут новые и новые подобные утверждения. Уже 21 страна!

Таким образом, идея родившаяся в русском художнике Рерихе, 32 года тому назад в русской обстановке, от горестных размышлений над русским небрежением нашими культурными ценностями, идея зова к охране добрых плодов деятельности человеческого духа — приобрела вселенское значе-ние.

Зов Рериха слышен теперь по всему миру, зов энергичный, настойчивый, безнасильный и неотвязный, зов, который будит людей и говорит им:

Также, нельзя. Больше внимательности, больше любви, больше симпатии друг к другу. Жизнь не только борьба всех против всех, но человеческое сотрудничество. А сотрудничество — это Культура.
Всеволод Иванов (1937 г.)

1x10.gif (44 bytes)
О нас
Проект "Klio" существует с осени 1993 года, когда 27 сентября на латвийском телеканале KS-video вышел в эфир первый выпуск нашей программы...

Подробнее


Адрес редакции:
Латвия, LV-1010, г. Рига, а/к № 781

Е-mail: kum@inbox.lv

Моб. тел.: 9607043

Ранние выпуски журнала "Klio" можно приобрести по адресу:
г. Рига, ул. Сколас, 30 (Стабу, 4), магазин Avico, тел. 7-271540!

Предлагаем вашему вниманию цикл историко-образовательных экскурсий по Риге...

Подробнее