Рижские миниатюры

Тайны подземной тюрьмы

Образ Петра Великого

Доблестный Барклай

Легендарная Хроника

Хроника Генриха Латвийского
(продолжение)


Тайна тамплиеров
(продолжение)


Святой Христофор
(окончание)

Русский Кёнигсберг
Уникальный видеосериал, составленный из лучших, самых интересных и содержательных сюжетов телепрограммы "Klio"...

Подробнее

Хроника Генриха Латвийского
(Продолжение. Начало см. в №1 )

КНИГА ВТОРАЯ
О втором епископе Бертольде


Замок в Икшкиле. Когда совершён был по обычаю похоронный обряд и епископ не без слез и сожалений со стороны ливов был погребён, стали судить о преемнике и послали к бременскому митрополиту за подходящим лицом. Намечен был почтенный аббат лукский Бертольд цистерцианского ордена (г. Локкум в провинции Ганновер). Первоначально он не обнаружил готовности ехать, но потом, побежденный просьбами митрополита (тот же Гартвик II), принял бремя проповеди. Став епископом, он, поручив себя Господу, сначала отправился в Ливонию без войска попытать счастья. Прибыв в Икесколу (в Икшкиле), он вступил во владение церковью и собрал к себе всех важнейших лиц, как язычников, так и христиан. Предложив им напитки, угощение и подарки, он старался расположить их к себе и говорил, что прибыл по их зову, чтобы во всём заменить своего предшественника. Они сначала ласково его приняли, но потом на освящении гольмского кладбища наперерыв старались — одни сжечь его в церкви, другие убить, третьи — утопить. Причиной его прибытия они считали бедность. Увидев такое начало, он тайно сел на корабль и вернулся в Готландию, оттуда отправился в Саксонию и обратился к господину папе, к митрополиту и всему христианству с жалобой на гибель ливонской церкви.

Крестовый поход

Господин папа даровал отпущение грехов всем, кто примет на себя знак креста и вооружится против вероломных ливов; епископу Бертольду он дал грамоту об этом, как и его предшественнику.

Собрав людей, епископ прибыл с войском в Ливонию и подошел к замку Гольм, который расположен посредине реки. Отправив в лодке посла, он спрашивает, решили ли они принять христианство и сохранить его принявши. Те заявляют, что ни признавать, ни соблюдать не хотят. Епископ же не мог причинить им никакого вреда, так как корабли оставил позади. Поэтому, он с войском возвратился на место Риги и стал совещаться со своими, что делать (“место Риги” — место будущего города, по видимому, называвшееся так ещё до его основания).

Между тем, против него собралась в боевой готовности масса ливов и устроила стоянку за Рижской горой (холм Кубе, ныне — район Эспланады). Они всё же послали к епископу гонца спросить, зачем он привёл войско. Причина в том, ответил епископ, что они, как псы на блевотину, всё возвращаются от христианства к язычеству (Библия, Притчи Солом., 26, 11). Тогда ливы говорят: “Мы эту причину устраним. Ты только отпусти войско, мирно возвращайся со своими в свою епископию и тех, кто приняли христианство, понуждай к соблюдению его, а других привлекай к принятию речами, а не мечами” (игра слов: verbis, non verberibus — словами, а не ударами). Епископ потребовал у них в залог своей безопасности их сыновей, но они между собой решили не давать, а между тем, под предлогом сбора части заложников, предлагают и получают краткое перемирие, причем, по обычаю, стороны в знак мира пересылаются копьями.

Смерть Бертольда

Во время этого перемирия они перебили много тевтонов, искавших корма для коней. Увидев это, епископ отослал им копье и прервал перемирие.

Ливы вопят и шумят по обычаю язычников. Готовятся к бою и саксонские войска с другой стороны. Стремительно бросаются они на язычников, и ливы бегут. Епископ, не удержав коня, из-за его быстроты, замешался в массу бегущих. Тут двое схватили его, третий, по имени Имаут, пронзил сзади копьем, а прочие растерзали на куски (это случилось 24 июля 1198 года).

Ливы бежали стремглав, боясь, что войско гонится за ними, так как видели тевтонский рыцарский шлем, который (на самом деле) надел себе на голову один лив, убив тевтона.

Потеряв вождя, войско, конечно, пришло в волнение и стало на конях и с кораблей опустошать ливские нивы. Увидев это, ливы, во избежание больших бед, снова заключили мир, позвали к себе клириков (служителей храма), и в первый день в Гольме крестилось около 50 человек, а в следующий обращено было в Икесколе около 100. Они принимают по замкам священников и назначают на содержание каждого меру хлеба с плуга (т.е. с участка земли, вспахиваемого одним плугом). Видя это, войско успокаивается и готовится к возвращению.

Ливы отрекаются от христианства

Ливы, потеряв пастыря, по совету клириков и братьев, посылают гонцов в Тевтонию за новым преемником ему. При таких обстоятельствах саксонский отряд, доверившись непрочному миру, возвращается во-свояси; остаются клирики, остаётся и один купеческий корабль. Только что суда отошли под ветром, и вот — вероломные ливы, выйдя из обыкновенных бань, стали обливаться водой в Двине, говоря: “Тут мы речной водой смываем воду крещения, а вместе и самое христианство; принятую нами веру мы бросаем и отсылаем вслед уходящим саксам”. Эти ушедшие вырезали на ветви одного дерева подобие человеческой головы, а ливы сочли его за саксонского бога и, думая, что этим наводится на них наводнение и мор, наварили по обычаю меду, пили вместе и, посоветовавшись, сняли голову с дерева, связали плот из бревен, положили на него голову будто бы саксонского бога и вместе с верой христианской отправили за море, вслед уходящим в Готландию.

По истечении месяца они нарушили мир, стали захватывать братьев, дурно с ними обращаться, завладели их имуществом и, как воры или грабители, расхитили его. Так как и кони были угнаны, поля остались необработанными. От всего этого церковь понесла убытки до двухсот марок. Клир бежал из Икесколы в Гольм, не зная, на что ему надеяться и где укрыться.

Апр. 18, 1199 г., клирики бегут от преследований.

После того, Великим постом, ливы сообща решили казнить смертью всякого клирика, какой останется в стране после Пасхи. Поэтому, клирики с одной стороны, чтобы избежать смерти, с другой, чтобы найти пастыря, отправились в Саксонию. Ливы решили убить и купцов, какие остались, но купцы, принеся дары старейшинам, спасли себе жизнь (корабли и войско из Германии прибывали около времени Пасхи — ливы торопятся покончить дело до появления военной силы).

КНИГА ТРЕТЬЯ
О епископе Альберте


В год господень 1198, достопочтенный Альберт, каноник бременский, был посвящён в епископы. В следующее за посвящением лето он отправился в Готландию и там набрал до пятисот человек для крестового похода в Ливонию. Проезжая оттуда через Данию, он получил дары от короля Канута, от герцога Вольдемара и архиепископа Авессалома. Вернувшись к Рождеству в Тевтонию, он на многих возложил знак креста в Магдебурге, где в это время коронован король Филипп с супругой.

Первые пилигримы, 1199 г., дек. 25.

На судебном заседании у короля, ставился вопрос, отдаются ли под опеку папы имущества идущих пилигримами в Ливонию, как это делается для отправляющихся в Иерусалим. Было отвечено, что они принимаются под покровительство апостольского престола, так как папа, назначая пилигримство в Ливонию с полным отпущением грехов, приравнял его пути в Иерусалим.

Второй год епископства Альберта

Во второй год епископства, Альберт, вместе с графом Конрадом Дортмундским, Гарбертом Ибургским и многими пилигримами, пошeл в Ливонию, имея с собой 23 корабля. Войдя в Двину и поручив себя и своих Богу, он направился к замку Гольм и, продвигаясь дальше, собирался идти в Икесколу, но когда они поднимались вверх по реке, на них напали ливы, кое-кого ранили, а священника Николая и других — убили. Тем не менее епископ со своими, хотя и не без труда, достиг Икесколы. Братья, жившие там со времени первого епископа, и другие, радостно их приняли. Собравшиеся ливы тут же заключили с тевтонами мир на три дня, но только из хитрости: чтобы в это время собрать войско. По заключении мира, епископ отправился вниз по течению, в Гольм и, полагаясь на мир, послал в Динамюндэ (восточнее нынешнего устья, ныне — Вецдаугава) на корабли гонцов за епископским креслом, облачением и другим необходимым. Посланные, взяв что хотели, под покровом будто бы полного мира, пошли обратно тем же путeм. По дороге, когда они поднялись выше Румбулы (т.н. “румба рижская”, в 13 в. там был брод через Даугаву), ливы, нарушив мир, жестоко напали на них; один корабль отступил и спасся, а другой был захвачен, и почти все бывшие на нeм — убиты. Продвинувшись затем к Гольму, ливы осадили епископа с его людьми. Осаждeнные, не имея пропитания ни для себя, ни для коней, были очень стеснены, но в конце концов, разрыв землю, нашли в разных местах много закопанного хлеба и других припасов. Между тем, пришли фризы всего на одном корабле, подожгли нивы ливов и стали, насколько хватало сил, тем и другим вредить им. Ливы, увидев это и боясь большей опасности, возобновили и подтвердили мир, пошли с епископом и тевтонами к месту Риги, где Ассо и много других получили благодать крещения.

Епископ добивается заложников от ливов

Не полагаясь однако, из-за вероломства ливов, на мир, многократно уже ими нарушавшийся, епископ потребовал заложников от Анно, Каупо и старейшин страны. Они были приглашены на пир, явились все вместе и были заперты в одном доме. Боясь, что их отправят за море в Тевтонию, они представили епископу около тридцати своих сыновей, лучших, какие были на Двине и в Торейде. Епископ с радостью принял их и, поручив страну Господу, отплыл в Тевтонию.

Перед отъездом ливы указали ему место для города, который назвали Ригой — либо по озеру Рига, либо — по обилию орошения, так как место омывается и свыше и внизу. Внизу — в том смысле, что там много воды и орошeнных пастбищ или что там даeтся грешникам полное отпущение грехов, а тем самым, следовательно омываются они и свыше, удостоиваясь царства небесного; или “Рига” — значит орошённая новой верой, откуда окрестные народы орошаются святой водой крещения (Генрих наивно сопоставляет Riga с латинским rigare: Rige — не латинское, а вероятно, нижне-немецкое слово и означает “поток, канал, канава”. Под этим именем, позднее изменeнным в “Ридзене”, следует понимать боковой приток Даугавы, имевший в 1200 г. ещe достаточную ширину, чтобы считаться озером. Впрочем, некоторые исследователи производят название города не от немецкого, а от латышского языкового корня).

Второе посольство Теодориха к папе

Зная злобу ливов и видя, что без помощи пилигримов, он ничего не добьётся с этими людьми, епископ послал в Рим брата Теодориха из Торейды за грамотой на крестовый поход.

Теодорих изложил святейшему папе Иннокентию порученное ему дело, и вышеназванная грамота милостиво была ему вручена.

По его же настоятельной просьбе, римский первосвященник строжайше, под страхом анафемы, запретил всем, кто бывает в Семигаллии (в Земгале) для торговли, посещать местную гавань.

Эту меру затем одобрили и сами купцы; гавань они сообща постановили считать под интердиктом (от лат. Interdictum — запрещение), а всякого, кто впредь вздумает войти туда для торговли, лишать имущества и жизни (гавань земгалов предположительно находилась в устье р. Лиелупе, запрет посещать её, вызван желанием создать монополию для будущей рижской гавани).

Когда позднее, два года спустя после постройки города, некоторые хотели нарушить это обещание, то сначала все купцы горячо просили их не ездить в Семигаллию. Те однако, пренебрегая апостольским повелением и не считаясь с общим решением купцов, спустились на корабле по Двине.

Тогда другие, видя их упорство, подойдя на кораблях, напали на них, и после того как двое, а именно лоцман и капитан, были схвачены и преданы жестокой смерти, прочие принуждены были вернуться (скорее всего, нарушителями интердикта были русские, не считавшие себя связанными чужеземным постановлением, кроме того, только русские могли спуститься по Даугаве, не имея склада в Риге).

Постройка Риги (1201г.)

На третий год своего посвящения епископ, оставив заложников в Тевтонии, возвратился в Ливонию с пилигримами, каких сумел собрать, и в то же лето построен был город Рига на обширном поле, при котором можно было устроить и корабельную гавань. В это время присоединились к епископу благородный Даниил и Конрад из Мейендорфа (к западу от Магдебурга), получив в бенефиций два замка — Леневардэ (Лиелварде) и Икесколу (Даниил и Конрад — первые вассалы епископа. В отличие от пилигримов, остававшихся в Ливонии редко дольше одного года, такие ленники епископа, получая замки и землю в феод, надолго закрепляются в стране и постепенно образуют одну из весьма влиятельнгых сил там).

Между тем куры, услышав о прибытии епископа и возникновении города, отправили в город послов для заключения мира, но не из страха войны, а по внушению Христа. Получив согласие христиан, они закрепили мир, по языческому обычаю, пролитием крови.

Волей Божьей и литовцы в том же году пришли в Ригу просить мира и тотчас по заключении его вступили с христианами в дружеский союз, а затем следующей зимой, спустившись вниз по Двине, с большим войском направились в Семигаллию (Земгале). Услышав однако ещe до вступления туда, что король полоцкий пришeл с войском в Литву, они бросили семигаллов и поспешно пошли назад; поднимаясь по реке, они близ Румбулы нашли двух рыбаков епископа и бросились на них, как хищные волки, а одежду, в какой те были, отняли. После этого рыбаки раздетые прибежали в Ригу и рассказали о перенесённой обиде. Узнав об этом всю правду, пилигримы схватили некоторых литовцев, ещё бывших в Риге, и до тех пор держали их в тюрьме, пока рыбакам не возвращено было отнятое.

(Продолжение)

1x10.gif (44 bytes)
О нас
Проект "Klio" существует с осени 1993 года, когда 27 сентября на латвийском телеканале KS-video вышел в эфир первый выпуск нашей программы...

Подробнее


Адрес редакции:
Латвия, LV-1010, г. Рига, а/к № 781

Е-mail: kum@inbox.lv

Моб. тел.: 9607043

Ранние выпуски журнала "Klio" можно приобрести по адресу:
г. Рига, ул. Сколас, 30 (Стабу, 4), магазин Avico, тел. 7-271540!

Предлагаем вашему вниманию цикл историко-образовательных экскурсий по Риге...

Подробнее