Рижские миниатюры

Тайны подземной тюрьмы

Образ Петра Великого

Доблестный Барклай

Легендарная Хроника

Хроника Генриха Латвийского
(продолжение)


Тайна тамплиеров
(продолжение)


Святой Христофор
(окончание)

Русичи на земле Балтии
Уникальный видеосериал, составленный из лучших, самых интересных и содержательных сюжетов телепрограммы "Klio"...

Подробнее

Легендарная Хроника

Рукописи, издания и переводы

Монах-переписчик. Средневековая миниатюра. Древнейшая Хроника Ливонии (т. н. Хроника Генриха Латыша), впервые появилась в печати в 1740 г. Издана она была Иоганном Даниэлем Грубером по рукописи XVI в., найденной им в Ганновере. Эта рукопись, содержавшая почти полный текст Хроники, имела крупнейший недостаток: текст ее не был свободен от искажений и позднейших вставок, кое-где сильно изменявших смысл. Через семь лет, аренсбургский ректор Иоганн Готфрид Арндт напечатал перевод Хроники с латинского языка на немецкий, попытавшись по своему восстановить недостаточно понятные места. Кроме того, он добавил некоторые варианты текста по двум другим рукописям — ревельской и рижской. Много позднее, в 1853 г. А. Ганзен еще раз напечатал Хронику по тексту Грубера со своим немецким переводом, добавив новые варианты из четвертой, дерптской рукописи, впервые разделил Хронику на главы и установил правильную датировку событий. Это издание положило начало научному исследованию Хроники.

Типография XVI в. В 1862 г., в библиотеке графов Замойских в Варшаве, Август Беловский открыл старейшую и единственную пергаментную рукопись Хроники. Она легла в основу нового немецкого перевода, сделанного Эд. Пабстом и нового критического издания, выполненного Вильгельмом Арндтом (1867 г.). Они привлекли к работе все известные и доступные им рукописи Хроники, каковых у В.Арндта было девять (всего насчитывается не менее 23 рукописей).

После этого стало очевидно, что текст подвергся значительной переработке во второй половине XVI в., был дополнен многими вставками и сильно изменен вообще. Перевод Э.Пабста до сих пор считается одним из лучших. Некоторая устарелость его языка, это результат намеренной архаизации, стилистическая подделка средневековья. В дальнейшем, Хроника переиздана на немецком в 1959 г.

На русский язык Хроника полностью переведена была довольно поздно (1876 г.). Перевод принадлежал Е. В. Чешихину-Ветринскому и напечатан в “Сборнике материалов и статей по истории Прибалтийского края”, т. I (Рига, 1876, на обложке 1877). К сожалению, он сделан не с латинского оригинала, а с немецкого перевода Э. Пабста и полон различных недостатков. Издавалась также на эстонском (1881-83, 1962, 1983) и на английском (1961) языках.

На латышском Хроника была издана в 1883 (пер. с нем.), 1936 и 2000 г.

В 1938 г., Академия наук СССР издает первый русский перевод Хроники, сделанный по латинскому подлиннику (перевод С.А.Аннинского) и снабженный подробнейшим комментарием. Тираж этого фундаментального издания был всего лишь 1000 экз. (!). Тогда же был издан упрощенный, популярный вариант Хроники (без латинского текста и с минимумом примечаний), ставший библиографической редкостью.

Автор Хроники

Вопрос об авторе представляет давнюю и доныне неразрешенную загадку. Рукописная традиция не сохранила его имени, как не сохранила и точного наименования его произведения. Единственным источником для разрешения вопроса является содержание самой Хроники. Хотя автор нигде не называет себя по имени, но вообще он не раз говорит о себе, ясно указывая, что является участником и очевидцем описываемых событий. Он был священнослужителем, это видно и по стилю Хроники и по роду тем, привлекающих его внимание. Уже первые издатели, путем внимательного анализа текста, пришли к выводу, что автором является часто встречающийся там Генрих (хотя, этот вывод основан лишь на косвенных доказательствах).

Происхождение его также туманно. Грубер считал, что автор родом из Ливонии. Эта версия опирается на встречающееся однажды в Хронике выражение Henricus de Lettis, которое можно истолковать, как “Генрих из лэттов”, или “Генрих-лэтт (латыш)”. Мотивируя это толкование, В. Арндт утверждал и доказывал аналогиями из других мест Хроники, что предлог de имеет в данном сочетании только один смысл, означая именно происхождение откуда-либо, а не иную связь с местом. Кроме того, отмечается несомненная симпатия хрониста к лэттам и смягчение отрицательных фактов, касающихся их. Предполагается, что Генрих был не вполне беспристрастен в пользу своих земляков. Чтобы объяснить высокую и неожиданную для лэтта XIII в. образованность, приводились примеры, когда другие прибалтийские уроженцы, попавшие в Германию как заложники, получали там образование.

Противоположная, “немецкая” точка зрения выражается в следующем. Фразеология Генриха дает много примеров и того, когда предлог de, без всяких колебаний надо перевести не “из такого-то рода”, а “из такого-то места по службе, по жительству, по монашескому обету” и т. п. Таким образом, возможно, что выражение de Lettis следует понимать, как “священник из области лэттов”. Не раз употребляя термины nos, nostri по отношению к рижанам, ливонцам, завоевателям, автор Хроники, по крайней мере в одном месте с достаточной определенностью противопоставляет nos (т. е. немцев и себя), лэттам. Это место из XXIII.9, повествующее о битве с эстонцами (“Из наших же пало двое и двое из лэттов:”). Даже если не признать этих аргументов, преимущество в споре остается все же за “немецкой” теорией, исключительно по слабости основного упора “лэттской” гипотезы: точный смысл de Lettis настолько сомнителен, что вывод, сделанный Грубером и его сторонниками, кажется произвольным. В сущности, для возникновения самой мысли о латвийском происхождении хрониста достаточных оснований нет.

Вообще, не так уж и важно, кем был по национальности Генрих, поскольку его немецкая ориентация не вызывает никаких сомнений. Для критической оценки Хроники безразлично, был ли он немцем, для которого крещенные им лэтты стали ближе других “язычников”, или лэттом, который воспитан был в Германии, вырос в немецком католичестве и стал скорее немцем по культуре и мировоззрению, чем лэттом.

Он родился, вероятно, в 1187 г., так как священником стал в 1208 г. (XI.7), а по действовавшему в то время церковному законодательсту, мог быть посвящен только по достижении 21 года. Шестнадцати лет отроду (1203) Генрих привезен был епископом Альбертом в Ливонию и здесь, при его дворе, продолжал образование, начатое в Германии (это предположение основывается на том, что в дальнейшем изложение в Хронике становится более связным и подробным, чем до тех пор).

Весной 1208 г. Генрих получил посвящение и вместе со стариком Алебрандом послан на лэттскую окраину, на р. Имеру, где долгое время и был приходским священником. Однако, он участвовал в общей жизни немецкой колонии, временами сопутствуя епископам в их предприятиях, бывая в Риге и в походах. Фактически многое, о чем он пишет, случалось при его непосредственном участии. А. Ганзен считал, что Генрих умер вскоре после окончания своей Хроники, но ранее епископа Альберта (1229), о смерти которого он бы обязательно поведал читателю.

Позднейшие исследователи расширили район поисков. Г.Беркгольц отождествил автора Хроники со священником Генрихом, плебаном в Папендорфе (ныне — Рубене). По актовым данным, в июле 1259 г. священник Генрих из Папендорфа дает под присягой показания о границах епископских и орденских владений в районе нынешнего Буртниекского озера и р. Салаца. Его спешат допросить, “так как он очень стар и слаб”, а показания его крайне важны: он, сказано в акте, присутствовал как свидетель, в то время, когда производился раздел земель между епископом и орденом, и даже сам, от имени епископа, выделил ордену его долю.

Эта очень правдоподобная гипотеза позволяет протянуть нить биографии Генриха достаточно далеко. Другие документы указывают, что плебан папендорфский после 1227 г., некоторое время был приходским священником в эсто-ливской области Зонтагане, к северу от р. Салаца, где “вершей ловил миног в реке”. Таким образом, в 1259 г. ему должно было быть не менее 72 лет и, если смерть его последовала вскоре, то он по крайней мере на 32 года пережил тот момент, на каком закончил свою превосходную Хронику.

Почему же он не продолжил писать? Вероятно, у него уже не было стимула для этого и не было соответствующего поручения. Его покровитель, епископ Альберт, умер, а следующий за ним епископ Николай, человек тихий и кроткий, мог и не чувствовать нужды в собственном историографе.

Исследователь Н. Буш предпологает, что автором Хроники мог быть дважды упоминавшийся в некоторых актах начала XIII в. Heinricus de Lon, который, возможно, был близким родственником епископа Альберта. Наименование de Lon может иметь двойной смысл: а) из рода Lon (следовательно, знатного и династического происхождения) и б) из области Lon (простой смертный). Нижне-саксонский род фон Лон владел землями вблизи монастыря Каппенберг в Вестфалии, но в числе его представителей за первые шесть десятилетий XIII в. не отмечено лиц, в которых можно было бы видеть автора нашей Хроники. Кроме того, принадлежность хрониста к этому знатному роду невероятна еще и потому, что знатность наверное обеспечила бы ему более видное положение в Ливонии, чем роль приходского священника и странствующего миссионера на колониальной окраине.

Столь же мало правдоподобна и догадка о родстве Генриха с епископом Альбертом. Она основана на отождествлении Генриха-хрониста с Heinricus capellanus, который значится в генеалогической таблице, как сын Эрмингарды, сестры Алейдис (Алейдис — мать епископа Альберта). При такой версии автор Хроники оказывается двоюродным братом князя-епископа ливонского, но само это отождествление произвольно и не может быть опорой гипотезы.

Время написания Хроники

Автор не принадлежал к числу монастырских летописцев, работавших в тишине и уединении. Мы постоянно видим его в самой гуще событий, их очевидцем и активным участником. Поэтому, трудно предположить, что Хроника была написана ранее, чем наступило сравнительное умиротворение в Ливонии, т. е. до 1225 года. Писалась она не по частям, а почти целиком сразу. Именно в 1225 г. в Ливонию прибывает легат Папы римского, это могло служить основанием для написания Хроники, этой своеобразной информационной сводки. В дальнейшем, возможно в 1227 г., была добавлена гл. XXX, содержащая рассказ о завоевании и крещении о. Сааремаа.

По собственному заявлению хрониста, он писал лишь о том, что сам видел, или что слышал от очевидцев. Это совершенно оригинальное произведение, не имеющее никаких заимствований из других авторов. Особо выделим склонность Генриха к украшающим речь цитатам. В его произведении отмечены прямые цитаты из Горация, Вергилия, Овидия и других древнеримских авторов. Из средневековых писателей, он повидимому знал Сульпиция Севера и папу Григория. Но главное место здесь принадлежит Библии. Заимствования, сравнения, образы и обороты речи оттуда постоянно встречаются у Генриха. Это вполне естественно для всей той эпохи.

Во второй части Хроники, особенно в последних главах, прозаическая речь не однажды разнообразится стихами, притом не чужими, а собственными, принадлежащими Генриху.

Достоверность Хроники

Сравнение сообщений Генриха с соответственными актовыми данными, а также с русскими, датскими и германскими хрониками в большинстве случаев свидетельствует решительно в пользу Хроники Ливонии. Нет оснований сомневаться в достоверности изложения автора. Однако, следует учитывать, что он — верующий католик и слуга церкви. В духе своего времени, Генрих прославляет и восхваляет жестокости, притеснения и несправедливости, совершаемые именем Христа и церкви для того, чтобы “неверные стали верными”, “познали Христа”, приняли на себя “права христианства” и “Богом установленную десятину”.

Он — немец. Вероятнее всего, немец и по происхождению, но во всяком случае немец по ориентации и по мировоззрению. “Наши” для Генриха, это — немцы. “Христиане” — не что иное, как своего рода идеологически оправдывающий эпитет. Действия завоевателей (хотя бы то было предательское разграбление Ерсики, или взятие Кокнесе среди полного мира), всегда рисуются как геройство и подвиг. Естественная самозащита со стороны ливов, эстов или русских, обычные военные хитрости, просто упорное сопротивление насилию — квалифицируется, как “коварство”, “предательство” и пр.

Важно отметить, что в лице Генриха перед нами скрытый враг Ордена меченосцев. Он явно выступает на стороне Альберта, имевшего с Орденом постоянные разногласия. Насилие со стороны епископа, прикрытое ложью церковной демагогии, но от того не менее тягостное для населения, хронист намеренно рисует, как благодетельный контраст жестокостям меченосцев.

Заключение

Генрих из Лэттии (Генрих Латвийский), один из замечательнейших хронистов средневековья, немец, вероятно, и по происхождению, но, несомненно, немец по культуре; человек XIII в. по своему церковному мировоззрению и по наивности исторического мышления, хороший стилист и недурной оратор, в своей чрезвычайно богатой фактами Хронике не был бесстрастным и простодушным летописцем, как обычно думают. Боевой темперамент военного миссионера и убежденность человека определенной партии намеренно завуалированы в Хронике в силу обстановки, в какой она писалась, но (может быть, и не всегда случайно!) завуалированы не до конца. Писалась Хроника действительно “не ради лести и мирской корысти” (XXIX.9), но правда, как ее понимал летописец, не была правдой меченосцев. Хроника — не только панегирик немецкого завоевания Ливонии, это — апология организатора завоевания — Альберта, рижского епископа, опиравшегося на враждебное феодальному ордену бюргерство. По отношению к ордену Хроника скрыто враждебна. Заложенное в Хронике внутреннее противоречие, позволяя нам вскрыть и то, что автор таит, особенным образом освещает всю композицию Хроники. Став для нас из апологии насильников их обвинительным актом, хроника сохраняет высокую документальную ценность.

1x10.gif (44 bytes)
О нас
Проект "Klio" существует с осени 1993 года, когда 27 сентября на латвийском телеканале KS-video вышел в эфир первый выпуск нашей программы...

Подробнее


Адрес редакции:
Латвия, LV-1010, г. Рига, а/к № 781

Е-mail: kum@inbox.lv

Моб. тел.: 9607043

Ранние выпуски журнала "Klio" можно приобрести по адресу:
г. Рига, ул. Сколас, 30 (Стабу, 4), магазин Avico, тел. 7-271540!

Предлагаем вашему вниманию цикл историко-образовательных экскурсий по Риге...

Подробнее