Накануне
(о расчетах и просчетах советской политики в 1939-1941 годах)


Герои рижского подполья

Забытый памятник

Тайная суть нацизма

С боем взяли город Ригу!

Возвращение
Русский Кёнигсберг
Уникальный видеосериал, составленный из лучших, самых интересных и содержательных сюжетов телепрограммы "Klio"...

Подробнее

Накануне
(о расчетах и просчетах
советской политики в 1939-1941 годах)

Можно ли было предотвратить нападение Германии на СССР? Каковы были явные и скрытые особенности международного положения накануне войны?

"Мюнхенская сделка" в сентябре 1938 года готовилась длительное время и в одночасье разрушила с таким трудом созданный каркас системы коллективной безопасности в Европе, основу которой составили советско-французский и советско-чехословацкий договоры о взаимопомощи. Соучастниками мюнхенского сговора и раздела Чехословакии стали Венгрия и Польша. Польша оккупировала Тешинскую область, Венгрия — Закарпатскую Украину; Советский союз оказался в изоляции.


Вступление немцев в Клайпеду, март 1939 г. Наступил роковой 1939 год. 15 марта германские войска вступили в Прагу. 22 марта Германия ввела войска в Клайпеду (Мемель) — ранее немецкий город и порт, переданный Лигой Наций в 1923 году Литве. Польше, союзнице по "Мюнхенской сделке", Германия "предложила" в обмен на гарантию ее границ возвратить город и порт Гданьск (Данциг), который до Версальского договора также являлся германской территорией; предъявила Польше и другие требования.

Для советского руководства существовала альтернатива: достичь договоренности с Лондоном и Парижем, которых поддерживали США, или с Берлином. Цель однозначна: не допустить втягивания СССР в войну, создать наиболее выгодные внешнеполитические условия для обороны страны. В свою очередь каждая из великих держав стремилась заполучить СССР в союзники или по меньшей мере гарантировать его нейтралитет.

Исключительное значение в сложившейся обстановке августа 1939 г., на наш взгляд, имели переговоры военных миссий СССР, Великобритании и Франции в Москве 12-22 августа, являясь продолжением политических переговоров, предпринятых по инициативе Великобритании в марте, когда гитлеровцы захватили Чехословакию. Переговоры зашли в тупик из-за отказа Польши пропустить советские войска через свою территорию навстречу германским армиям в случае немецкой агрессии против этой страны. 17 августа, когда до начала германской агрессии против Польши оставалось две недели, глава французской военной миссии генерал Думенк сообщил из Москвы в Париж: "Не подлежит сомнению, что СССР желает заключить военный пакт и не хочет, чтобы мы превращали этот пакт в пустую бумажку, не имеющую конкретного значения". 20 августа он информировал свое руководство: "Провал переговоров неизбежен, если Польша не изменит позицию".

Особенность сложившейся обстановки состояла в том, что в тени московских переговоров не только Англия вела тайные переговоры с Германией, но и СССР вступил с ней в переговоры, в ходе которых приобрела реальные очертания возможность заключения пакта о ненападении, ограничивающего продвижение вермахта на восток. Важно иметь в виду, что советской разведке стало известно о плане и сроках нападения Германии на Польшу, о чем правительство было поставлено в известность. Видимо, этим можно объяснить появление в инструкции советской делегации вопроса о пропуске частей Краской Армии через территорию Польши и Румынии в случае германской агрессии, иначе, говорилось в инструкции, "оборона против агрессии в любом ее варианте обречена на провал".

На наш взгляд, правы американские историки Рид и Фишер, которые пишут о событиях, происходивших на тройственных переговорах в августе 1939 г.: "Англия и Франция в последнюю минуту могли одуматься, Польша — понять реальности, а германское предложение — рухнуть, Сталин оставлял обе двери открытыми. Однако постепенно приоритеты изменились в пользу Германии, союзникам была отведена вторая позиция..."

Как и в Первой мировой войне, все решилось "в последний час". Получив от Сталина согласие на подписание договора о ненападении с Германией, Гитлер запретил полет Геринга на Британские острова. В ночь на 24 августа в Кремле между двумя странами был подписан договор о ненападении (пакт Молотова — Риббентропа). Это вынужденное политическое решение советского правительства на какое-то время гарантировало страну от войны с Германией. Германия избавлялась от угрозы войны на два фронта при нападении на Польшу и рассчитывала на нейтралитет Англии и Франции.

Продиктованный Сталиным секретный протокол к договору предусматривал раздел "сфер интересов" между Германией и СССР и являлся важной составной частью подписанного документа. К "сфере интересов" СССР, с учетом изменений, зафиксированных секретным протоколом к германско-советскому договору о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года, относились Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, восточная часть Польши (западная Белоруссия и Западная Украина), Бессарабия, что ограничивало продвижение германских армий к границам СССР в случае возникновения войны в Европе. При этом Литве был возвращен вильнюсский край и г.Вильнюс, оккупированные в 1920 году Польшей.

Надежды малых стран, находившихся между Германией и СССР, удержаться на позициях нейтралитета, являлись не более чем иллюзией, и это понимали в Прибалтийских республиках. Ультимативное предложение Советского союза о заключении соглашений о взаимной помощи правительства Литвы, Латвии и Эстонии восприняли как неизбежность. Достигнутые договоренности предусматривали оказание друг другу помощи, включая и военную, создание на территории Латвии, Литвы и Эстонии военных баз и размещение на них советских войск (по 25 тыс. человек в Латвии и Эстонии, 20 тыс. — в Литве).

Эти соглашения еще не затрагивали общественного и государственного устройства Литвы, Латвии и Эстонии, Советским гарнизонам предписывалось не вмешиваться во внутренние дела этих стран. Народный комиссар иностранных дел писал полпреду СССР в Эстонии Никитину 23 октября 1939 г.: "Вы должны заботиться только о том, чтобы наши люди, в том числе и военные в Эстонии, в точности добросовестно выполняли пакт о взаимопомощи и принцип невмешательства в дела Эстонии". Аналогичные указания давались советским дипломатам в Латвии и Литве. Это отмечали и государственные деятели Прибалтийских стран. В январе 1940 г. министр иностранных дел Литвы Ю.Урбшис заявил: "Войска Советского Союза никак не вмешиваются в наши внутренние дела".

Поражение Франции и англо-французской коалиции, сосредоточение крупной группировки немецких войск в Польше и Восточной Пруссии (около 50 дивизий), усиление прогерманских тенденций в правящих кругах Прибалтийских государств резко изменили обстановку. В середине июня 1940 г. советское правительство направило ноты руководству Прибалтийских стран, где указывало, что считает неотложным сформировать в них такие правительства, которые могли бы обеспечить выполнение договоров о взаимной помощи с СССР и потребовало увеличить численность советских войск на территории Прибалтики, Новые правительства возглавили политические и общественные деятели-антифашисты И.Варес — в Эстонии, А.Кирхенштейн в Латвии и Ю.Палецкис в Литве. Эти правительства были признаны во внешнем мире. (Правительство Латвии — 19-ю государствами.)

Демонстрация в Риге, 1940 г. Вступление дополнительных войск Красной Армии на территорию Прибалтийских государств многими было встречено с пониманием. Английский посланник в Латвии К.Орд телеграфировал в Лондон: "Значительная часть населения встретила советские войска приветственными возгласами и цветами". Но немало было и тех, кто воспринял эти перемены враждебно. Различной была реакция и на международной арене. Глава британского МИД Эдуард Галифакс, которого трудно заподозрить в просоветских симпатиях, расценил концентрацию войск Красной Армии в Прибалтийских государствах как "мероприятие оборонного характера".

14-15 июля в Латвии, Литве и Эстонии состоялись выборы. В Литве и Латвии были избраны Народные сеймы, в Эстонии — Государственная дума. При поддержке большой части населения они провозгласили в Прибалтийских государствах советскую власть и приняли решение просить Верховный Совет СССР принять Советскую Латвию, Советскую Литву и Советскую Эстонию в состав СССР, что и произошло в августе 1940 года.

Как можно оценить эти события сегодня? Принципиальную оценку они уже получили. Секретные протоколы к советско-германским договоренностям, неоправданные репрессии в Прибалтийских странах осуждены в 1989 году Постановлением Съезда народных депутатов СССР. Постановлению предшествовало его обстоятельное рассмотрение экспертными группами с участием представителей Прибалтийских республик, дискуссия в средствах массовой информации. Сохраняемый в Интернете афоризм эстонской правозащитницы профессора М.Лауристин "Будем бедными, но свободными", примечателен тем, что достижения экономики, науки и культуры самих Прибалтийских республик в годы советской власти действительно неоспоримы, а жизненный уровень населения был выше, чем в любой из других советских республик, включая Российскую Федерацию.

Гитлеровские захватчики, оккупировав Прибалтийские республики, сформировали из местного населения многочисленные полицейские и другие войска, в том числе две латвийские и одну эстонскую дивизии СС (в Литве это не удалось), которые совместно с вермахтом действовали против Красной Армии и местных партизан, преследовали всех, кто выступал против нацистской оккупации. На территории Прибалтийских государств от рук гитлеровских захватчиков и их пособников погибло более миллиона граждан. Следует помнить и о том, какую участь готовили населению Прибалтики руководители германского рейха. Трибунал в Нюрнберге установил, что население Прибалтийских республик подлежало онемечиванию, расовой сегрегации, а сами республики еще в 1941 году были включены в германский рейхскомиссариат "Остланд", превращены в колониальный придаток рейха.

Освобождение Прибалтийских республик началось в первые месяцы 1944 года, было длительным и кровопролитным. Стойкость и героизм советских войск, в том числе сражавшихся в их составе эстонских, латвийских и литовских воинов, были отмечены многими боевыми наградами. Среди Героев Советского Союза 9 эстонцев, 13 латышей 18 литовцев. Уходящее поколение фронтовиков и тружеников военного тыла оставляют молодым поколениям эти памятные страницы истории. Их тоже необходимо знать, чтобы жить добрыми соседями.

Олег Ржешевский
профессор, научный руководитель Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, Президент Ассоциации историков Второй мировой войны

1x10.gif (44 bytes)
О нас
Проект "Klio" существует с осени 1993 года, когда 27 сентября на латвийском телеканале KS-video вышел в эфир первый выпуск нашей программы...

Подробнее


Адрес редакции:
Латвия, LV-1010, г. Рига, а/к № 781

Е-mail: kum@inbox.lv

Моб. тел.: 9607043

Ранние выпуски журнала "Klio" можно приобрести по адресу:
г. Рига, ул. Сколас, 30 (Стабу, 4), магазин Avico, тел. 7-271540!

Предлагаем вашему вниманию цикл историко-образовательных экскурсий по Риге...

Подробнее