Русичи на земле Балтии
(продолжение)


Как в Риге образовывали реки
и срывали горы


Потерянное княжество

Хроника Генриха Латвийского
(продолжение)


Нагая красавица

Латгалы — забытый народ

Забытый напиток русских рижан
Тайна тамплиеров
Уникальный видеосериал, составленный из лучших, самых интересных и содержательных сюжетов телепрограммы "Klio"...

Подробнее

Потерянное княжество

Защитники родной земли. Ерсика или, как писали в старых летописях, Герцикэ — древнейший город на территории Латвии, известный ещё с X столетия. Легендарное и ныне забытое древнерусское княжество на Двине. Оно являлось уделом Полоцка. Довольно обширна была территория этого княжества, к которому относились земли на левом берегу Даугавы, около дюжины замков с прилегающими к каждому деревнями. Большая часть этих замков принадлежала русским "мужам" — дружинникам, о которых говорится не только в хрониках, но и в исторических актах. Эти земли сохраняли свою относительную независимость, платя дань князю Ерсики и оказывая ему помощь на войне.

Загадки Ерсики

Кроме Генриха Латвийского, Герцике (Герцикэ) упоминается у Германна фон Вартбергэ в Chron. Livoniae, у Дитлеба фон Альнпекэ в Рифмованной Хронике и во многих актах XIII-XIVвв. Позднейшие упоминания относятся к 1359 г.

План городища Ерсика. (по Й. Дёрингу, 1878 год) Известно, что город Герцике был и велик, и богат, особенно если судить по его латинскому эпитету в Хронике (urbs, а не только castrun). Во время своих грабительских набегов немцы не раз брали там множество ценной добычи.

Город был населён не только русскими, но и латгальско-селским населением. Он находился на правом берегу Даугавы. С трёх сторон городище имело крутые склоны, а с напольной стороны было защищено дугообразным валом и далее ложбиной. Площадь укреплённого поселения составляла 7500 кв.м. За валами города находилась обширная неукреплённая часть. Археологические раскопки велись Ф.Балодисом, при этом были выявлены остатки мощных деревянных укреплений. Поселение было тесно застроено бревенчатыми срубами с печами-каменками. В начале XIII в. здесь стояли две православные церкви.

Менее организованная, по сравнению с немцами, и менее жестокая в смысле последовательности и разнообразия методов порабощения местного населения, русская власть, а, в частности, и власть князя Герцике, не была для страны тем постоянным, систематически давящим гнетом, каким выглядит режим крестоносных завоевателей в изображении даже их апологетов. Некоторые исследователи считают, что она пользовалась даже известными симпатиями в Ливонии, но, конечно, по своей относительной слабости, не могла долго конкурировать с беспощадной и не стеснявшейся в средствах порабощения западной агрессией, перед напором которой первыми пали, как и рассказывает Генрих, форпосты русского влияния Герцике и Кукенойс (Кокнесе).

О Герцике писали, начиная со второй половины XVIII века, очень много, но некоторые вопросы и доныне остаются загадкой. История города и княжества, включаемая необходимой частью чуть ли не во всякую историю Ливонии, а ныне и Латвии, в смысле изложения вроде бы проста. Почти всегда это пересказ хроники Генриха Латвийского и немногих исторических актов. Камнем преткновения для исследователей стали три вопроса: 1) где находился Герцике, 2) что это за имя и 3) кто княжил в Герцике в начале XIII века.

О местоположении Герцике высказывались разные версии. В начале XX века окончательно утвердилось мнение, что Герцике лежал возле Царьграда (так тогда называлось это место, в бывшем Двинском округе Витебской губернии. В русской литературе до 1845 г. само имя Царьграда на Двине почти не встречается: впервые появляется оно в Историческом атласе России Павлищева (Варшава, 1845). В конце концов, после специальных археологических изысканий, город Герцике был признан найденным. Одним из доказательств послужило обстоятельство, что это место в народе традиционно именовали Герзак или Бирзак. Железнодорожная станция Царьград лежала на правом берегу Даугавы в 169 км к юго-востоку от Риги, а в 2,5 км к северо-западу от этой станции находилась древняя замковая гора.

По мнению академика Куника, русское имя Царьград едва ли возникло ранее XVI века: оно появилось в годы Ливонской войны и связано с введением Иваном Грозным в свой обиход царского титула. Что же касается имени Герцикэ, то его акад. Куник, Пабст Дёринг, Биленшейн и др. сближали со старо-славянским град, польским grod, русским город. В качестве аналогии приводилось Городище — наименование рюрикова замка близ Новгорода, на правом берегу Волхова, называвшегося у норманнов Holmgardr (островной город) или Gardar, с чем близки исландское Gardariki (страна городов), древне-датское Ostrogard Ruzziae и, почти тождественное интересующему нас имени, исландское прилагательное gerzkr, в более позднем написании gerskr — русский. По мнению Пабста, словом Gerceke, как и словом Городище, обозначалась часть Новгорода. Его замечание было основано на данных отчета 26 марта 1292 г. о деятельности ганзейского посольства в Новгороде в 1291 г. Из этого отчета видно, что послы Любека, Висби и Риги стояли не в Новгороде, а в Gerceke, обозначаемом, как curia regia, куда новгородцы то и дело ездили для переговоров. Эта curia regia вблизи Новгорода и понимается, как Городище, которое таким образом, оказывается немецким Gerceke.

Почему немцы называли Городище именно этим словом, мы не знаем, но вывод в отношении двинского города напрашивается сам собою: если Городище на Волхове по-немецки Gerceke, то и Gercike на Двине, вероятно, не что иное, как русское Городище.

Немецкое Gerceke из немецкого акта явно происходит из старого норманнского названия русского городища. Это самое правдоподобное объяснение. Норманны X-XI в. прекрасно знали Двину (Dyna), упоминают и Полоцк (Palteskja) и Смоленск (Smaland). Знали они и русское поселение на Двине (Даугаве). Скорее всего, оно было первым на их пути вверх по реке, или первое, ставшее им там известным, как русское. Именно поэтому и было дано ему название с эпитетом gerskr. Исходя из гипотезы о норманнском происхождении названия Герцике, можно судить и о древности города. Боннель полагает, что уже около 990 г. на нижней Двине было много укреплённых мест (Кокнесе, Герцике и другие). Они были укреплены русскими для обеспечения плавания по Двине.

Два князя

Правителя Герцике Генрих Латвийский называет Wiscewaldus, т. е. Всеволод (в латышских научных изданиях его принято именовать Висвалдис). Происхождение Всеволода так загадочно, как и происхождение Вячко (Ветсеке), князя Кукенойса. Ответ мы находим у знаменитого историка Татищева, который ссылается на летопись Еропкина. В ней говорится о Борисе Давидовиче, князе полоцком, жене его Святохне и сыновьях Васильке и Вячке. С. М. Соловьев предполагал в свою очередь, что "Wissewaldus сходнее со Всеволодом, но в точности ручаться нельзя; очень может быть, что это и Василько". Данная точка зрения позднее нашла решительное признание. Например, в Русском Биографическом Словаре приводятся генеалогии Всеволода ("Василько Борисовича") и Вячка ("Вячеслава Борисовича"). Как предки Всеволода, указаны: Борис — Рогволод — Борис — Всеслав — Брячислав — Изяслав — Владимир Святой.

Своеобразно использует данные Татищева один из известнейших исследователей истории Прибалтики М. Таубе. Он считал, что Wissewalde Хроники Генриха Латвийского, это никто иной, как Всеволод Мстиславич, сын Мстислава-Бориса Романовича смоленского. Он доказывает, что после 1215 г. Всеволод, князь Герцике, на целых 10 лет, до августа 1225 года исчезает из поля зрения автора Хроники.

А в это время в Пскове появляется князь Всеволод Мстиславич, участвовавший в дальнейшем в двух походах на Ливонию, а также в Липицкой битве 1216 г. После изгнания его новгородцами в 1221 году, Всеволод Мстиславич упомянут в перечислении князей, бывших при Калке. Потом он в 1224 г. появляется на съезде князей в Киеве, а затем исчезает из русских летописей как раз к тому времени, когда в Хронике Генриха вновь появляется описание деятельности князя Герцикэ в Ливонии.

Исследователь допускает, что князь Всеволод Мстиславич мог быть родственником Бориса полоцкого, и формулирует своё определение так: "Происходивший от Рюрика в 11 поколении, женатый на дочери литовского вождя, Всеволод Мстиславич, из рода князей смоленских, был около 1200 г. призван стать удельным князем великого княжества полоцкого (бывшего в то время под сильным влиянием Смоленска), может быть, как родственник великого князя полоцкого и, вероятно, как двойная гарантия против Смоленска и литовцев". Последнее известие о нём относится к 1239 г., когда, согласно Лаврентьевской летописи, Всеволод Мстиславич стал смоленским князем. Таким образом, вопрос о том, кто был Wissewalde, князь Герцикэ, остается открытым. Бесспорно: одно, по своему происхождению это был русский князь древней фамилии, который, потерпев поражение от немецких агрессоров, ушёл на Русь.

Потомки русских князей

Исследование М. Таубе, вообще обладающее генеалогическим уклоном, интересно ещё и тем, что автор научно обосновал своеобразную и далеко не случайную тенденцию старейших немецких фамилий в Прибалтике считать себя потомками древних владетелей страны, русских князей или ливских вождей. Например, потомками Всеволода из Герцике считал себя род фон Икскюль. Исследуя эту семейную легенду, М. Таубе выяснил, что передача в 1224 г. Всеволодом половины его владений в Герцике в лен рыцарю Конраду фон Мейендорф связана была с женитьбой этого рыцаря на дочери Всеволода. Овдовев, она вышла замуж за рыцаря Иоганна фон Бардевис, родоначальника фон Икскюлей. Таким образом, род Бардевис-Икскюль оказывается владетелем значительной части бывшего княжества, и "наследники", упоминаемые в одном акте 1239 года, это внуки Всеволода, дети его дочери. Аналогично ведут свой род фон Тизенгаузены (от Вячко), фон Унгерны (от Каупо и псковской княжны), фон Буксгевдены (от Владимира псковского). Велико значение подобных фактов. С одной стороны, завоеватели Ливонии, нижнесаксонские выходцы, авантюристы без будущего у себя на родине. Они действительно могли пытаться закрепиться в стране не только силой оружия, но и наследственно. В любом случае, ссылки на родственные связи с русскими князьями, сохранившиеся в фамильных преданиях, говорят о том высоком статусе и значении, которое они занимали в древние времена на Ливонской земле.

А.Николаев

1x10.gif (44 bytes)
О нас
Проект "Klio" существует с осени 1993 года, когда 27 сентября на латвийском телеканале KS-video вышел в эфир первый выпуск нашей программы...

Подробнее


Адрес редакции:
Латвия, LV-1010, г. Рига, а/к № 781

Е-mail: kum@inbox.lv

Моб. тел.: 9607043

Ранние выпуски журнала "Klio" можно приобрести по адресу:
г. Рига, ул. Сколас, 30 (Стабу, 4), магазин Avico, тел. 7-271540!

Предлагаем вашему вниманию цикл историко-образовательных экскурсий по Риге...

Подробнее